Вы здесь

Диалог о насущном с Андреем Коробкой: В АПК предстоит масштабная работа

Вице-губернатором, а точнее, исполняющим его обязанности Андрей Коробка стал в возрасте 33 лет. Помню удивление большинства аграриев… — Как так? — задавались они вопросом. — Малоизвестному фермеру, не имеющему опыта управления даже на районном уровне, доверили руководство огромным сельскохозяйственным комплексом всего Краснодарского края!.
 
— Завалит отрасль, — предрекали одни. Другие понимали: все будет зависеть 
от десятка факторов как природного, так и организационного свойства, в том числе и от работы аппарата минсельхоза.

Но были и те, пусть в меньшинстве, которые верили: из дипломированного инженера, с 12 лет не понаслышке знакомого с нелегким трудом земледельца, выйдет толк. К ним, безусловно, можно отнести губернатора Вениамина Кондратьева, предложившего Коробку на высокий пост, и его отца Николая Григорьевича, переживающего за судьбу сына.

Прошло более 20 месяцев после назначения… 
 
Получив добро на эксклюзивное интервью с вице-губернатором, мы сразу договорились: об успехах — ни слова, хотя они в АПК, бесспорно, весомы, о чем говорят приведенные данные. Разговор Андрей Коробка и заместитель главного редактора «Вольной Кубани» Федор Безрук сосредоточили на актуальных, большей частью нерешенных проблемах. 
  
Кооператив может многое 
  
— В ходе первого в этом году планерного совещания, состоявшегося 9 января, губернатор обозначил перед органами исполнительной власти задачи на ближайшую перспективу. Самыми острыми в сфере АПК губернатор назвал вопросы помощи малым формам хозяйствования, фермерам, предоставления им земли и господдержки.
Вам, Андрей Николаевич, поручено внедрять принцип «от поля к прилавку», вплотную заняться объединением КФХ в кооперативы. После этого, знаю, вы вели беседы со многими ответственными лицами, причастными к данным поручениям. 
 
И, что особенно важно, провели очень полезную, на мой взгляд, встречу-диалог с двенадцатью председателями уже созданных сельскохозяйственных потребительских кооперативов. Мне, признаюсь, понравились суть и тон разговора, при котором я присутствовал. Особенно то, что не было слышно стенаний и проявлений «цыганщины» типа: «Помогите, а то умрем». 
  
Итак, к чему пришли и как будем отрабатывать систему сельскохозяйственной потребкооперации? 
  
— После упомянутой встречи я четче стал представлять огромный пласт работы, который придется поднимать. О том, что фермерам нужно объединяться, создавать СПК, чтобы стать конкурентоспособными на рынке и энергичнее продвигать продукцию, мы говорили на протяжении последних полутора лет. И не только говорили, но и пробовали внедрять различные варианты кооперации. 
Создали несколько логистических центров. 
 
Но посмотрели — это еще не целостная система. Вспомнили советский опыт. В те времена потребительская кооперация была очень сильной. Ее даже через четверть века после кончины Союза не смогли до конца развалить. И решили часть полезных элементов внедрить в новую систему кооперативов. 
  
— Мне кажется, очень удачной может оказаться модель двух СПК: усть-лабинского «Купца» и «Ейского Агросоюза». Их председатели Владимир Якунин и Сергей Рудых делились накопленным опытом на встрече, но проблем у них, как выяснилось, еще немало. 
  
— Действительно, опыт их бесценен. О работе Якунина я уже говорил на недавней пресс-конференции, и «Вольная Кубань» о нем писала. Поэтому давайте кратко расскажем читателям о «Ейском Агросоюзе». 
  
Кооператив создан на основе добровольного объединения нескольких фермерских хозяйств. На взятые кредиты они построили , складские помещения. И теперь через кооператив снабжают овощами детские дошкольные учреждения Ейского района, торговые точки. Словом, набирают обороты. 
  
Помимо «своих» фермеров закупают сельхозпродукцию у других коллег, а также у бабушек — берут чеснок, помидоры, перец. Что не успели реализовать в свежем виде, засолили или заквасили. 
  
Уверен, что второе дыхание этот СПК и «Купец» обретут после того, как получат господдержку, надеюсь, уже в 2017 году. Минсельхоз России планирует выделение грантов кооперативам на общую сумму 146 миллионов рублей, еще 100 миллионов край изыщет. Их распределят среди СПК, проработавших не менее одного года и объединяющих десять и более КФХ. 
  
Владимир Якунин, если все сложится удачно, намерен 20 миллионов рублей пустить на закупку оборудования, линии по калибровке, мойке, фасовке и упаковке овощей с таким расчетом, чтобы поставлять их потом в торговые сети. 
  
Сейчас специалисты минсельхоза, основываясь на опыте этих двух и других СПК, готовят своего рода модель будущего сельхозпотребкооператива. И я для себя поставил задачу: с учетом грантовой поддержки открыть в этом году 10 СПК и даже больше, если хватит средств. Вот тогда заработает система, о которой говорил губернатор. 
  
Торговля сельхоз-продукцией — это целое искусство 
  
— Вы упомянули о логистических центрах. В хуторе Ленина близ Краснодара ввели один такой для единовременного хранения, по-моему, тридцати тысяч тонн продукции. Он заработал? 
  
— Его сдали в эксплуатацию меньше месяца назад, в конце декабря, так что закупки свежего сырья это частное предприятие с холодильными емкостями на 40 тысяч тонн не успело провести. Но для того чтобы хоть как-то их загрузить, хозяин завозит продукцию из Азербайджана, импортные овощи и фрукты у себя размещает. Но это — не выход из положения. 
  
— Меня, как говорил известный персонаж любимого многими фильма, терзают смутные сомнения, что из этой затеи вряд ли что получится. Ну не станет крупный бизнесмен панькаться с фермерами, а сами они вряд ли возьмут в аренду у него камеры хранения, поскольку цена за услугу может оказаться неподъемной… Или найдете какой-то другой выход? 
  
— Мы в минсельхозе провели встречу с владельцем этого логистического центра. Тот пришел со своими подчиненными, и они открыто заявили, что заинтересованы в закупках фермерской продукции. Согласен с тезисом о том, что с небольшими КФХ это предприятие не станет работать напрямую. Слишком мелко. Поэтому завяжем на него государственное унитарное предприятие «Кубанские продукты», которое и будет арендовать в хуторе Ленина часть холодильных камер. А поставлять туда овощи оптом как раз и смогут кооперативы или крупные фермерские хозяйства. 
  
— О ГУП «Кубанские продукты» мне довелось не раз слышать много хорошего, я знаком с его директором Сергеем Понамаревым. И ему как-то на днях рассказал историю, произошедшую с одним из джумайловских фермеров. 
  
Тот вырастил в прошлом сезоне хороший урожай раннего картофеля и предложил его «Кубанским продуктам». Представитель фирмы выехал на место и согласился купить оптом 300 тонн по цене 15 рублей за килограмм. В то время как раз на соседнем поле фура грузилась на Азербайджан, и снабженец платил по 18 рублей. «Давайте и вы такую цену, — предложил фермер гуповцу. — Ведь я теряю на опте почти миллион рублей, если пойду на ваши расценки». Но тот не согласился и уехал. Не кажется ли вам, что именно ценовая политика и будет основным камнем преткновения? 
  
— Я вам — алаверды — свой случай из практики расскажу. В начале 2016 года, пользуясь тем, что намечалось совещание в Москве в Минсельхозе, мы вместе с Сергеем Понамаревым вылетели в столицу и там после решения вопросов в министерстве встретились с двумя руководителями очень больших компаний, которые занимают 70 процентов всего овощного рынка страны. Они имеют огромные логистические центры, закупают продукцию в соседних областях, фасуют и отправляют товар по всей России. 
  
Их заинтересовала Кубань, ее возможности по поставкам ранней овощной продукции. Запустили вроде бы работу. У нас пошел первый редис на продажу. Москвичи предложили цену на два-три рубля ниже рыночной, как сейчас помню, по 29 рублей. Наши фермеры не согласились. Не понимали, скорее всего, тогда: торговля ранним овощем — целое искусство. 
 
Ведь пока он дойдет до Москвы, пока его развезут по торговым точкам, рынок завалят новыми партиями того же редиса. Так и случилось! Кинулись потом буквально через пять дней те фермеры: заберите, мол, товар хотя бы по 27 рублей… А он к тому времени уже 23 стоил. Прокол вышел. Поэтому урок из той истории всем нам надо извлечь. 
  
Слово «посредник» просим не произносить! 
  
— А положительные примеры у нас есть? У кого можно поучиться умению торговать в рыночных условиях? Или нужно посредников искать, чтобы бизнес не пришел в упадок? 
  
— Есть в станице Крыловской знатный овощевод Сергей Иванович Максименко. У него свое большое хранилище, установлена линия по калибровке и фасовке овощей. Мы его тоже на московскую компанию замкнули. Он в прошлом году посеял где-то 140 гектаров моркови. И оптом отправил в столицу три тысячи тонн. Сумасшедшие объемы для одного фермера! Можно, оказывается, с выгодой реализовать товар. 
Что касается посредников, то лучше это слово не произносить: оно на моих коллег действует как красная тряпка на быка. 
 
— Мы в основном овощи через сельхозпотребкооперативы пропускаем? Или линейку расширим? 
  
— Принцип такой задуман. Объединились, создали СПК, построили хранилище (их, кстати, планируем иметь в каждом сельском районе), а к нему приставили переработку. Сегодня в России, в том числе и в крае, есть много предприятий, выпускающих мини-оборудование для малых цехов. К примеру, Кубанский технологический университет может поставить линию по переработке овощей и фруктов. 
 
Поскольку участки для будущих кооперативов и хранилищ в основном сформированы, то можно уже сейчас спроектировать, допустим, рядом пункт по приемке молока от населения с танком-охладителем и оборудованием по переработке сырья. Или коптильный цех смонтировать, опять же закупая потом тушки птицы в личных подсобных хозяйствах. В общем, мы создаем скелет. А мясо потом нарастет. 
  
— А вот на встрече с председателями СПК Артур Гадун из Староминской, помните, выступал? Так он намерен в 23 районах края создать кооперативы, построить капитальные фермы по выращиванию кроликов. Здорово? Стоит ли верить? 
  
— Вне сомнения, Артур Петрович человек дела. Он уже инвестировал в производство серьезные средства. В станице Брюховецкой, к примеру, вошел в строй приличный крольчатник. Сейчас диетическое мясо в неограниченных количествах закупает Тихорецкий комбинат для детского питания. Да и торговые сети с удовольствием его берут, потому что спрос есть. 
  
Ведь как заметил староминский бизнесмен, сегодня на каждого кубанца в год приходится всего-навсего 22 грамма крольчатины. Он намерен увеличить потребление в 10 раз. Конечно, до Европы нам далеко. Французы, скажем, съедают по четыре килограмма. Но в любом случае таких инвесторов, как Гадун, мы будем всячески поддерживать. 
  
Учитывая то, что шкурки зверьков они реализуют китайцам, а кроличий помет — отличное органическое удобрение, можно однозначно сказать: ООО «Панкроль» создает безотходное производство. Причем очень прибыльное и востребованное. 
  
— Пока что у нас идет разговор о роли фермеров в создании кооперативов и в конечном итоге — об укреплении продовольственной безопасности, о снабжении кубанцев качественной продукцией. А о бабушках замолвите слово? Куда деваться личным подсобным хозяйствам со своими помидорами и огурцами, чесноком и картошкой? 
  
— Слово-то можно замолвить, да только опасаюсь, что кооперативы могут захлебнуться, если сразу же напрямую законтачат с ЛПХ. Мне больше по душе опыт Сергея Николаевича Рудых и его ейских коллег. Более 90 процентов продукции они закупают в КФХ, а если остаются незаполненные емкости — бабушкам помогают с реализацией продукции. 
  
Если крупные хранилища будут построены в каждом районе, то и этот вопрос со временем закроем. Вот человек вырастил 300 килограммов лука или чеснока. У него есть легковушка, а, возможно, и прицеп к ней. И ему не составит труда отвезти свой товар за 20–30 километров в кооператив. 
  
Наступила пора договорная
 
  
— А потом наступит новая головная боль: куда деть заготовленную продукцию, заложенную в хранилища? Школы, колледжи, детские сады — хороший, стабильный рынок сбыта овощей. Но объемы — мизерные. В этой связи вопрос такого порядка. Сможет ли ГУП «Кубанские продукты» стать связующим звеном между кооперативами и, к примеру,санаторно-курортным комплексом? 
  
— Нам действительно нужен оператор, который бы отслеживал, направлял потоки продукции в ту или иную сторону. А еще — формировал своего рода госзаказ для того или иного кооператива: какую именно продукцию он должен через своих фермеров вырастить, в каких объемах и по какой хотя бы примерно цене? Да, на ГУП «Кубанские продукты» мы возлагаем большие надежды. Но он не станет закупать продукцию у фермеров. Мы хотим уйти от посредничества. Каким образом? 
  
Государственное унитарное предприятие будет оказывать услуги СПК по выигрыванию конкурсов в ходе торгов на поставки продукции в социальную сферу. Оно же, не исключено, выступит в роли координатора, составителя заявок-заданий по ассортименту, объемам овощей и плодов. 
  
Однако этот один из самых серьезных и ключевых вопросов, признаюсь, до конца еще не решен. Возможно, возникнут новые идеи. Есть мнение, что надо будет создать кооперативы второго уровня, которые замкнут на себя вопросы сбыта. Сейчас изучаем наработки других регионов, а также присматриваемся к западному опыту. 
  
— По идее, мощным игроком на овощном рынке могут и должны стать консервные комбинаты и заводы. Именно они в первую очередь заинтересованы в качественных кубанских помидорах и огурцах, перце и баклажанах, кабачках и моркови… Чтобы у наших фермеров производить закупки овощей, а не завозить их десятками тысяч тонн из Астраханской, Волгоградской, Ростовской и других областей… 
  
— Мы на прямые контакты с перерабатывающими предприятиями вышли еще в декабре. Сегодня имеем ясную картину, какие у них максимальные мощности и потребности в сырье в ассортименте. За каждым консервным комбинатом закреплены конкретные КФХ и индивидуальные предприниматели-овощеводы. Завершили составление и согласование проекта договора о сотрудничестве между производителями сырья и его переработчиками. Самое позднее в феврале будут подписаны контракты. 
  
Я сам подсчитывал: чтобы на 70 процентов закрыть все потребности заводов в овощах, надо составить 129 договоров. 
  
— Но этого же мало! Или объемы у каждого фермера солидные? 
  
— Крестьяне научились получать высокие урожаи, материально-техническая база у них окрепла. Знаю одного фермера из Тихорецкого района, который получает по 100 тонн помидоров с гектара. Представляете?! Нам по оценке переработчиков нужно где-то 12 тысяч тонн томатов, то есть достаточно отвести под них 150 гектаров. Но эти объемы нас не устраивают. Мы должны перерабатывать за сезон как минимум 50 тысяч тонн помидоров и тысяч 30 продавать в свежем виде. 
  
Загрузка мощностей у нас по гороху 100 процентов, по сахарной кукурузе и кабачкам — тоже полностью. А вот по огурцам и томатам удовлетворяем потребности только на 50 процентов, а может быть и меньше. 
  
Я давал поручение, и сегодня два завода — Белореченский и павловская «Техада» — работают на полуфабрикатах. Во время горячей поры заготовок, когда дорог каждый день, они огурцы засаливают в бочки, а зимой фасуют их в стеклянную тару и отправляют потребителям. 
  
По такому принципу должны работать все комбинаты края. Часть предприятий к тому же надо реанимировать, в том числе и Динской консервный завод. 
И здесь на первый план выходит роль начальников управлений сельского хозяйства, подавляющее большинство которых — заместители глав муниципальных образований.
 
Именно они в полной мере должны нести персональную ответственность за все вопросы, связанные с производством сельхозпродукции, ее переработкой и реализацией. Пока же в большинстве случаев получается так, что специалисты минсельхоза работают за них на местах. Такую тенденцию я намерен в корне переломить.
  
 Какими путями? Как вообще намерены в минсельхозе работать с кадрами? Что еще тревожит вице-губернатора? Об этом и о многом другом вы сможете прочитать в следующий четверг, 26 января, в материале нашего корреспондента, взявшего интервью у куратора АПК. 
  
ОТ РЕДАКЦИИ 
 Сегодня Андрей Коробка отмечает свое 35-летие. И редакционный коллектив от имени читателей газеты (а в их числе много и аграриев) поздравляет руководителя краевого АПК с юбилеем. Добра вам, неиссякаемой энергии, Андрей Николаевич. Мы верим: все  у вас получится!
ВОЛЬНОКУБАНЦЫ. 
 Федор БЕЗРУК.
Фото: Петр Янель